Суровая жизнь, островная

seaВ Британии очень часто все вокруг мрачно, империалистично и кирпично. Холодный (хоть и буйный) дизайн, чопорные памятники прошлого и деньгосберегающие советы в инструкции к терморегулятору о том, что держать отопление весь день не обязательно, достаточно пары часов утром и пары вечером, а ночью отопление можно и вовсе отключить. Потому что английская семья отправляется спать! (видимо, она впадает в стазис под криогенными одеялами). За окном у британцев редко бывает градусник — дома тонкостенные, окна в полстеклопакета, и когда просыпаешься с утра, по степени окоченения носа уже примерно понятно, сколько за бортом градусов. Население, впрочем, не обращает никакого внимания на капризы погоды, начиная примерно с полугодовалого возраста (хлопковые носочки в ноябре) и далее везде — самокат и футболка в плюс тринадцать это вообще норма счастливого детства. В домах, соответственно, температура в районе 16 градусов зимой и всех, кто не пожилой-больной, она обычно полностью устраивает. Максимум — задумчивое отрешенное «Что-то прохладненько стало…», после чего среднестатистический англичанин спускается на кухню налить себе горячего чаю…и да… ну может быть, включить ненадолго батареи. В походы и на прогулки ходят в любую погоду, ветер и дождь, в январе некоторые уже спокойно сидят за уличными столиками пабов и гоняют по городу в балетках на босу ногу или толстовках с жилетками, согреваясь горячим кофе в руках. Вообще для любителя бросить вызов природе Британия — настоящая находка; погода редко бывает прямо уж расчудесной, еще реже бывает совсем плохой и никогда не устанавливается надолго. Весной, чуть только теплеет на пару градусов, группы велосипедистов-любителей намеренно непрофессионального вида сбиваются в стаи и отправляются в сельскую местность бросать вызов этой самой природе, а также погоде и континентальной изнеженности (вообще все континентальное — это для слабаков: шоколад континентальный — это который еще более молочный, а стиль в дизайне — девочковый: рюшечки, потертые завитушки, шабби-шик и всяческий прованс).

Лечится британец тоже сурово, по методу «само рассосется». При простудах и гриппе никто к врачу не ходит (хоть это и бесплатно, и даже системы страховки нет), все занимаются самолечением при помощи парацетамола и такой-то матери то есть, извините, популярного веб-сайта Национальной службы здравоохранения. Сайт этот можно читать круглые сутки, любуясь картинками, и примерно через три месяца чтения сдавать на диплом самолеченца высшей категории. На дом врач не вызывается в принципе — нет такого. Не держим. Только «скорая», только stiff upper lip. На «скорой», которая прибывает в течение четырех минут, написан совет хорошенько подумать, прежде чем ее вызывать, потому что, мол, не звоните же вы в пожарку, чтобы они вам задули свечу.

Индустриальный порыв и прогресс начался в Британии давно, поэтому всякое железное прочно вошло в повседневную эстетику; заклепки, фабричности и прочий стимпанк — на каждом шагу. «Давно» — это еще во времена Регентства: лет на сто раньше, чем в России, то есть еще во времена Джейн Остин и наполеоновских войн. Поэтому вот, скажем, старый двадцатитонный конвертер Бессемера для варки чугуна стоит на набережной и радует взгляд. Очень популярны паровозные катания и музеи какой-нибудь железнодорожной или фабричной машинерии. Кажется, что почти любой маленький городочек, в котором овец и гусей чуть ли не больше, чем жителей, может похвастаться любовно отполированным индустриальным музейчиком с идеально работающей техникой. Музеи посерьезнее — это какие-то бесконечные склады всевозможных железов, остатков и индустриальных штук, уходящие за горизонт рядами до шестиметрового потолка, собранные с любовью к деталям и снабженные чертежами, и в этих металлических лесах бродят суровые британцы и часами рассматривают их — с жюльверновским энтузиазмом и глубоким пониманием предмета. Надо признать, что когда, после некоторого самопринуждения привыкаешь к таким развлечениям, приобретаешь здравый, простой, спокойный и серьезный взгляд на вещи, жизнь и то, что ее покидает, включая нас самих.

«Жизнь такая» еще и потому что море кругом. Часты наводнения и ураганы, из-за которых полностью отменяют, например, полеты, и не на один день (осторожно, туристы), да и что похуже случается. В магазинах с конца зимы продаются мешки под песок — держать оборону дома на случай затопления. А еще «Лодки жизни»: они продолжают спасать людей. Это неоплачиваемая деятельность; быть добровольцем на «Лодках жизни» — большая честь, и сама организация существует строго на пожертвования. По всему побережью распределены станции, и специально обученные волонтеры «Лодок» в шторм выходят в море, спасая тех, кто терпит кораблекрушение неподалеку от берегов. Это те, к кому обычная помощь прийти не успеет; надеяться они могут только на Lifeboats. Спасатели обычно люди любых профессий, живущие в прибрежных деревнях и городках; иной раз приезжаешь туда, будний день, а там пустыня — все закрыто: почта, магазины: корабль терпит бедствие, все в море. Попадаются в таких городках семейные могилы: отец, дед, сын — погибли в один день. До сих пор это единственный шанс спасти людей, когда счет идет на минуты. С восьмидесятых годов каждый день (в среднем) спасены двадцать две жизни. Как и в старые времена, море — грозная сила.

При этом в повседневной жизни повсюду разлита расслабленность, всякое дружественное сюсю и прочие розочки — удивительные контрасты!

3 комментария

  1. Tein.

    Это действительно так, что нет понятия вызова врача на дом? Есть же области в Британии далекие от цивилизации, дорог и госпиталей. При том, что насколько я понимаю городки там в основном маленькие, вызвать врача домой не представляется мне странной идеей.

    • Xenia

      Вызов врача есть, понятия нет! Принципа такого в головах нет, мол, сильно заболел — зови доктора. Телефон есть по которому звонить (не обязательно имеющий отношение к куда ты там ходил у себя), тебя потестируют хитрыми вопросами, насколько опасно твое положение и если ты паникер-симулянт, полечат по телефону ценными советами… ну, будут держаться на связи. Если есть подозрение, что ты все же не паникер, пришлют доктора, и думаю, в далеких городках доктора ходят куда чаще.
      Тут еще и типично английское «нехорошо отнимать докторово время на то, что само пройдет», а главное — отсутствие чисто русской привычки усиленно и превентивно лечиться, что нам понять трудно: в Британии не боролись с голодом, разрухой и всякой чумой (чуму, например, официально победили в Советской России в 1936 году, после чего, собственно настала война и опять все порушила). Тут исторически не было такого номер один приоритета медицины; плюс последние несколько десятков лет население сильно увеличилось, и здравоохранение населения надо подтягивать, а оно местами отстает — одна из местных проблем, ну как-то ее постепенно решают. В целом услуга популярностью не пользуется и ни та, ни другая сторона особо не усердствует :) Что может и неправильно, но так, как русских, никого не шокирует.
      А вообще! Пять дней (семь с выходными) разрешили гулять-болеть без больничного (это тоже чтоб разгрузить врачей от несерьезных вызовов)! Я бы тоже отвыкла вызывать :)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.