Next door, или о наших соседях

sosНаши соседи — рядовые англичане. Сантехник и Плотник. Ну почти как в Алисе Морж и Плотник. Сантехник тут, кстати, частный предприниматель на специальной машине, уважаемый специалист, а не дядя Вася-рупь на водку. Итак, Плотник высок, строен и тих, с интеллигентной улыбкой и философским выражением голубых глаз. Сантехник плотный и витальный дядечка с татуировками и крепким рукопожатием. У Плотника три маленькие дочери, маленькая красавица жена и совсем маленькая собачонка, а у Техника высокая красавица жена и непонятно в кого огненно-рыжие дети: дочь-кукла и сын постарше. Объединяет их обоих (кроме того, что они наши соседи справа и слева) одержимость духом креативности — это, значит, насчет чего-нибудь помастерить — обычное дело среди англичан. Техник постоянно что-то подправляет в саду, а с недавних пор его вштырило изо всех сил и он одновременно забивает столбы для забора, пилит живую изгородь и строит «консерваторию» (conservatory, местный эквивалент застекленной терраски), а у Плотника подход проще и руки чешутся более, так сказать, равномерно (свою терраску и продолжение полукруглого окна до земли он пока закончил).

Телевизора у нас нет, и я считаю, нам он не нужен. Захватывающие события разворачиваются каждый день. Гвоздь программы, конечно, Оуэн.

Весь день мы слушаем разнообразные рявкания на Оуэна. Оуэн — это рыжий гражданин лет шести, сын Техника, который буквально каждую секунду своей чрезвычайно насыщенной жизни делает что-то запрещенное, так что мы в курсе всех проблем в его жизни, а проблем у него много и происходят они непрерывно. Иногда Техник катает сына на спине, бегая на четвереньках кругами по саду, но обычно Оуэн берет от жизни все более экстремальными способами. Так что со стороны Техника орут все с восьми утра до девяти вечера, иногда под аккомпанемент закладки фундамента консервы.

У Плотника, который может похвастаться более продвинутым стилем родительства, за вклад в шоу отдувается собачонка. Собака эта, размером чуть меньше английского голубя-вяхиря, ухитряется лаять без остановки часами, хрипя, задыхаясь и стукаясь всем телом об забор (предполагается, что это атака). Частенько мы, пытаясь предаться чаепитию и прочей садовой лирике, прикидываем, не подыхает ли она уже и возможно, эти хрипяще-засасывающие взвывания — это последние конвульсии? Но нет. Похоже, она переживет Плотника, и его детей, и внуков, и правнуков. И нас.

Плотник не отстает и тоже вносит свою лепту. Спокойно посидеть с сигареткой чего-нибудь и подумать о жизни, Вселенной и вообще он любит в весенних сумерках, а до тех пор его жизнь бьет ключом. И пилами, и перфоратором, и разнокалиберными молотками и всем профессиональным арсеналом.

Иногда у Плотника уезжает жена, так, по делам, и забирает с собой детей. Что будет делать воспитанный и интеллигентный английский мужчина в полном расцвете сил, когда дома наконец-то нет жены?

А вот что! Тихоня Плотник немедленно залезает в свой гараж, врубает аццкий альтернатив-рок на полную и поет! Во всю глотку! Аааааа!Yeeeeah! Достаем инструментыыыы! Аааа! Oooo! Отрыв по полной! Аааа-оооо! И начинает строгать, дрелить, неимоверно бахать железами и вообще что-то там творить! Не переставая горланить изо всех своих сил молодецких, ааааа йееееее и какие-то там еще слова, все наизусть! (в жизни, надо сказать, он не выдает выше одной десятой децибела, мягкая улыбка и всяческая вежливость и молчаливость, а как же).

Летом в хорошую погоду частенько они оба приезжают с работы и начинают фигарить хором.

Плотник пилит, Техник забивает, чудо-собака заходится в пронзительных предсмертных хрипах и скрежете, жена Плотника улещивает чудо-собаку, рыжая девочка громко тренируется говорить по-английски (тут зависть), начинает надрываться чей-то телефон, в общем, удержаться невозможно, и мы начинаем ржать. Муж хитро смотрит на меня и шепчет «Оуэн!», я хохочу еще сильней. Через некоторое время мы и в самом деле слышим знакомый рев: «Оуэн!» и сгибаемся пополам от хохота :) Ой: нам же почтальон оставил посылку для Плотника — их не было дома, надо скорей отдать, и заодно отвертку, которую мы у них занимали. Через дыру в чинящемся заборе видно, как Техник с супругой вынимают Оуэна из бетона. Нет, телевизор нам точно не понадобится. Ждем сумерек :)

P.S. Для оперетты Сэвила Кларка о Зазеркалье Кэрролл написал дополнительную строфу:

И Плотник плакать перестал,
И бросил Морж рыдать.
Прикончив устриц, наконец,
Легли злодеи спать
И за жестокие дела
Расплату пожинать.

Сцена отмщения.

7 комментариев

    • Xenia

      Да, Оуэн растет :) И его проблемы тоже :) Он ваще у нас звезда :) Думаю, что это именно он доломал забор, который сейчас приходится менять, потому что он на нем висел все прошлое лето, пытаясь завладеть вниманием дочек Плотника (которые его безжалостно игнорировали). Правда, есть еще полуобщественный кот Гэндальф, поперек себя шире, который с разбегу вспрыгивал на забор с грацией мешка с кирпичами, после чего забор тоже угрожающе кренился :)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.