И про бристольские пабы

Я как не путеводитель, насчет всех не стану, расскажу про парочку, потому что паб в жизни английской это важная тема. Паб часто переводят как кабак, и это фу, потому что паб милое место, кружки там не прилипают к столу и никакого дыма коромыслом, туда приходят с маленькими детьми и вообще пообщаться. И не обязательно с кем пришел. То есть это такое продолжение гостиной, а то «мой дом» уж слишком «моя крепость». Есть, конечно, выдающиеся места, там будут колоритные граждане и какая-нибудь не отходя от кассы школа бокса, но такие надо поискать где-нибудь на раене.

 

В дешевые едальни типа Wetherspoons в Бристоле, похоже, лучше не соваться – там очень вероятно что будет эпическая грязь и бухие потомки пиратов. Надо сидеть на набережной и нюхать соленый воздух, и слушать чаек, а еще лучше залезть на баржу. Если же у залива слишком людно, то надо идти в крохотные кафешечки кустарного вида, которые мне напомнили берлинские или краковские (креативные такие города тоже), там будут сидеть тихие ребята в дредах и с книжками на каких-нибудь кофейных ящиках, играть непротивный джазец, еду всю приготовят прямо сейчас лично тебе и подадут горой очень домашнего вида в очень деревенской тарелке (ну, с некоторыми признаками изыска, конечно), и все будет выглядеть как будто ты просто где-то в гостях, очень непринужденно. Они будут хвастаться, что у них какой-нибудь нереальный кофе, и он и вправду будет очень ничего, и можно сидеть у окна, читать книжку, рисовать и впадать в самое правильное кафешное состояние. В Берлине часто убирают окно полностью в жаркие дни, и можно сидеть за столиком, который наполовину стоит на улице и наполовину внутри, у меня и приятель есть, с которым у нас это самые любимые места, я его вижу случайно раз в десять лет потому что он поляк, и это наша такая тема. А в Англии я таких дверей еще не видела, но вот в таких кустарных ресторанчиках будет очень похоже! Особенно если дите не требует немедленно сплясать с ним посреди кафе от полноты чувств, мы как раз и потанцевали, в таких тихих местах это самое что ни на есть естественное времяпрепровождение. Выходишь примиренный и умиротворенный, и силы откуда ни возьмись.

 

Мы с Тоби впрочем больше всего любим приключения, и вот для приключенцев там есть Подзорная Труба — помните Остров Сокровищ? Это помимо таверны, в которой Дефо, как говорят, пил с Селькирком, прототипом Робинзона Крузо, и вообще всей этой их робинзонадно-пиратско-островной темы. Тоже весело, потому что и Селькирк был навроде пирата, на острове своем он прожил года четыре, и хотя там вообще-то бывали люди, он от них прятался, а они гоняли бедолагу с ружьями как зайца, пиратский спорт такой. В Бристоль Селькирк возвращался года эдак два, возможно что и пиратствуя по дороге. А у Дефо тоже постоянно образовывались проблемы с законом и он сруливал от него, закона, в Бристоль, показывая нос на улицу только по воскресеньям – по воскресеньям не арестовывали. Разодеться при этом он любил ну просто в пух и в прах (подумаешь, в бегах, не повод для уныния), так что все в городе звали его «Воскресный Джентльмен».

Так вот, Подзорная Труба. Которая оказалась не труба! Вообще сейчас она называется The Hole in the Wall. А тогда ее и вправду держал Долговязый Джон Сильвер, человек, как принято говорить, интересной судьбы и друг Стивенсона (к счастью, вдобавок к качествам книжного Сильвера еще и образованный, сострадательный человек, и возможно еще смелее и умнее, чем его пиратский тезка).

Так вот, сама Труба жива до сих пор как раз потому что она не труба. Она  Spyhole, то есть такой специальный выступ в той стене, что смотрит на доки, и в стене (то есть в выступе), с обоих сторон прорезаны узкие щели – Spyglass – так что получаются два окошка шириной сантиметров пять. Туда можно зайти, это как маленькая комнатка, сесть и попялиться наружу через щель – действительно, снаружи тебя не видно! Ха!

Тогда было очень много, как их называли, Press Gang (это не клуб агрессивных журналистов, это вербовщики). Жуткие ребята! Действовали они решительно, не особо спрашивая молодых людей, хотят ли те послужить Короне — сразу переходили к всовыванию в руку и прижиманию к ней (отсюда press) предоплаты с портретом короля, после чего ты официально считался завербованным лет эдак на двадцать и немедленно должен был приступить еще вчера, прям как в московских офисах. Самым удобным для них было конечно ввалиться в паб, распределиться цепочкой и заприжать там всех хором, так что Spyhole было то, что надо: увидел вовремя, быстро допил что там в кружке осталось и сбежал в подвал, а оттуда в подземный ход. (На местном фестивале морских и пиратских песен, жаль мы уехали раньше, конечно и группа Press Gang нашлась).

Говорят, в закутке с оконцами любил сидеть Стивенсон и дописывать Остров Сокровищ. Он как раз только что женился и мечтал о первом писательском (и финансовом, конечно) успехе, а перед этим сильно болел, дело было еще дома в Шотландии, постоянно шли дожди, двенадцатилетний пасынок отчаянно скучал, так что они вдвоем нарисовали карту, а на следующий день Стивенсон позвал Ллойда к своей постели и показал ему начало истории про эту карту (и не зря! Ллойд с тех пор часто помогал ему писать и когда вырос, тоже стал писателем). Стивенсон решил на этот раз не заморачиваться с психологией, разнообразием возрастов-полов, характеров и всего такого и просто писать, как пойдет; к веселью присоединилась вся семья (отец Стивенсона, например, придумал как Джим сидел в бочке из-под яблок и что корабль Флинта назывался «Морж»), заимствовал куски отовсюду, откуда только можно и нельзя, вставлял друзей — и получилось отлично! (Полжизни я была уверена, что капитан Флинт и вправду существовал). То есть получилось более чем отлично — успех, имя, деньги и ура. Вот Гладстон, например, вообще перечитывал Остров Сокровищ всю жизнь каждый… эээ… не помню каждый что, в общем часто. Наш человек!

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.